wirenick (wirenick) wrote in freeguides,
wirenick
wirenick
freeguides

Categories:

ИДИ АМИН: «Британская империя - преступная организация, которую я победил…» 2

Максим Емельянов-Лукьянчиков, к.и.н.


Иди Амин Дада родился в 1925 году (по другим данным – несколько позже) в дистрикте «Западный Нил», в деревне Кобоко, что на границе с Суданом и Конго. Его отец был мусульманин-каква (из тех нило-хамитов, которые часто называются суданскими нубийцами, по сию пору сохранили остатки самобытности, и ведут активные боевые действия на юге Судана), а мать – из бантуязычного племени лугбара. Вскоре родители разошлись и Иди последовал за матерью – они жили в Джиндже. Но сердце его оставалось с отцом – став взрослым человеком, он выбрал ислам и ориентацию на племена севера Уганды (двухметровый Амин очень любил рослых, статных и мужественных нубийцев). Тогда же, в детстве, он хорошо запомнил, вряд ли более жестокое, чем со стороны европейцев, но тем не менее, мало приятное обращение с африканцами индийцев - хозяев плантаций сахарного тростника.

Лидер по натуре, Амин избрал для себя военную стезю, и изучение английского и суахили позволило ему попасть в английскую колониальную армию, в составе которой (в конце 1940-х гг.) он воевал в Бирме (за что получил медаль за храбрость), и участвовал в подавлении восстания мау-мау в Кении (в 1952-1954 гг.). В период службы в армии, в 1951 году он удостоился звания чемпиона Уганды по боксу в тяжелом весе, стал сначала сержантом, а потом и офицером-лейтенантом. Неангличан-офицеров, командующих ротами, в Уганде того времени было очень мало.

Затем (еще в условиях британского протектората над Угандой) Амин отправился в Шотландию - на курсы по подготовке офицеров-кавалеристов, где полюбил шотландцев, видимо, не в последнюю очередь благодаря тому, что увидел в них еще один зависимый от англичан народ. Во время поездки в Шотландию уже в качестве правителя, находясь в Эдинбургском замке, над которым был поднят угандийский флаг, он заявил: «Если шотландцы захотят меня видеть своим королем, то я буду им!».

Вернулся он уже в независимую Уганду (находилась под протекторатом Англии с 1893 по 1962 год), в которой капитан британской армии Амин вскоре стал генералом - главнокомандующим армией и воздушными силами Уганды. В 1966 году он участвовал  в санкционированном правительством Уганды подавлении попытки короля Буганды Мутесы Второго взять власть, а к началу 1970-х годов стал фактическим «серым кардиналом» Уганды, - благодаря умелой мобилизации в армию соотечественников-каква.

Президент Оботе явно недооценил своего генерала, и в результате, 25 января 1971 года, находясь в Сингапуре, потерял власть -  армия во главе с Амином молниеносно и почти бескровно совершила государственный переворот. Сильный, мужественный и амбициозный выходец из деревни стал главой государства и сосредоточил в своих руках всю гражданскую и военную власть. Отдавая должное недавно почившему бугандийскому кабаке, Иди Амин торжественно перезахоронил его останки.

В 1972 году Иди Амин начал компанию «Прощайте, азиаты!» (имелись в виду приехавшие вместе с английскими колониальными властями индийцы, китайцы, японцы и вьетнамцы). Он заявил по телевидению: «Вы доили нашу экономику слишком долго. Вы доили корову, но не кормили ее». Также был ликвидирован ряд льгот для банков Европы, США и Израиля. Британские компании в Уганде были национализированы, а журналистам он высказал то, что не могло вызвать их пламенной любви к нему: «Вы - голос Британской империи - преступной организации, которую я победил, и которая была создана потом и трудом народа, закованного в цепи. Угандийцами, кенийцами, танзанийцами, бирманцами. Даже шотландцами».

Любая оппозиционная деятельность (в основном либерально-ориентированной интеллигенции) Амином подавлялась: специальная служба «Государственное исследовательское бюро» вынуждала диссидентов покинуть страну. Имели место неоднократные публичные расстрелы, как и, по-видимому, тайные экзекуции.

Правительство Амина начало проведение компании по вытравливанию таких дурных привычек как сквернословие, курение, откровенная мода у женщин.

Закрепленная железной дисциплиной внутренняя жизнь Уганды производила впечатление единого монолитного тела. По мнению ряда исследователей, только авторитарная власть была способна сохранять стабильность в африканских странах, вначале развращенных племенизмом (благодаря ему колониальные власти правили), а потом опьяненных свободой постколониальной эпохи.

Но Уганда не только в значительной степени стабилизировалась внутренне (хотя экономика испытала удар засчет ухода индийского торгового капитала), но и стала занимать видное место в Африке - в 1975 году в Кампале состоялась сессия глав государств и правительств стран-членов Организации африканского единства. К знанию английского и суахили Амин добавил изучение арабского и французского, и встретился с крупнейшими деятелями мира периода холодной войны – Фиделем Кастро, Иосипом Броз Тито, президентом США Картером. Но больше всего Амин ориентировался на мусульманский мир – он позволил Ясиру Арафату построить в Уганде учебные лагеря и заключил военное соглашение с Аммаром Каддафи. Он совершил хадж в Мекку, тем самым сыскав уважение северных угандийцев-мусульман. Однако, вскоре Амин разорвал дипломатические отношения с Израилем, выдворил из Уганды всех граждан этой страны, а в 1976 году состоялись события в Энтеббе, которые ознаменовали начало конца аминовского правления.

Местный город Мбале в некотором смысле Иерусалим, а Уганда – как это не парадоксально - несостоявшийся Израиль. История появления общины абаудайа (угандийских иудеев) началась в конце XIX века, когда военный и политический деятель Семей Какунгулу, который помог англичанам установить мандат в Восточной Уганде, вопреки заветам «белых хозяев», предпочел проповедовать у себя на родине не христианство, а иудаизм. Вслед за этим он очень скоро вообще отказал англичанам в доверии и примкнул к секте иудо-христиан Малаки. Но затем он покинул и Малаку (в силу его «недостаточной» ориентации на иудаизм) и  основал свою собственную общину, развитию которой способствовала встреча  с евреем-коммерсантом Джозефом в 1926 году.

К тому времени Уганда (при полном неведении большинства угандийцев) уже пережила возможность коренного переворота в своей истории. В 1902 Теодор Герцль на Шестом Сионистском конгрессе представил вниманию собравшихся Проект «Уганда», оформление которого было вызвано отказом Турции разрешить еврейские поселения в Палестине. Британский министр колоний Чемберлен и глава кабинета Артур Бальфур поддержали эту идею, однако когда участники конгресса проголосовали – соотношение «за» и «против» оказалось 178 к 295, что, наряду со смертью Герцля решило судьбу проекта: чудесный климат и природа отошли на задний план по сравнению с отсутствием выхода к морю и распространенностью таких заболеваний как сонная болезнь и малярия. Но главной причиной была, конечно же, чуждая евреям ментальность угандийского народа (если не считать маленькую группу иудеев-аборигенов Какунгулу здесь никогда не существовало ничего похожего на эфиопских фалашей – темнокожих потомков израильской цивилизации), равно как и тяготение к исторической родине, оформлению части которой в суверенное государство Израиль предстояло произойти в 1948 году.

История общины абудайя и проект «Уганда» получили свое развитие с приходом к власти Иди Амина. Если в 1962 году Израиль открыл в Уганде свое посольство, и в страну были привезены книги для оставшихся членов общины и 36 синагог, то в 1971 году Амин запретил исповедовать иудаизм и рекомендовал евреям принять христианство или ислам. Синагоги были отданы под государственные учреждения, а посольство Израиля закрыто (оно не функционирует до сих пор). Иди Амин воспринимал евреев (а также индийцев) которые пришли в Уганду вместе с европейскими колонизаторами и имели прямое отношение к торговле, как «чуждый элемент». Все это предопределило неминуемость операции израильских спецслужб, которая вошла в историю (а также в кинематограф – благодаря одноименному фильму) под именем «Операции Энтеббе».

28 июня 1976 года самолет авиакомпании «Air France» вылетел из аэропорта Бен-Гурион по маршруту Тель-Авив - Афины – Париж. К моменту взлета из Греции на борту присутствовало 256 пассажиров, 12 членов экипажа, два боевика Народного Фронта Освобождения Палестины и двое соратников легендарного террориста Ильича Рамиреса Карлоса (Шакала) Габриэль Крош-Тидеман и Вильфрид Безе…

Вскоре после взлета из Афин они захватили самолет и дали приказ лететь в сторону Африки - через Ливию и Судан в Уганду, где приземлившийся аэробус был оцеплен угандийскими войсками. Заложники с не израильскими паспортами были отпущены (осталось 103 человека, включая экипаж), а президент Уганды Иди Амин предъявил  от имени террористов 48-часовый ультиматум правительству Израиля с требованием освободить 53 «борцов за справедливость», находившихся в тюрьмах в разных частях света…

В Израиле была сформирована комиссия в составе премьер-министра Ицхака Рабина и пяти членов кабинета. Закипела работа специальных служб. Так как аэропорт в Энтеббе в свое время строили израильтяне, нашлись чертежи, которые будучи дополнены оперативными данными американского военного ведомства и проведенными Моссадом беседами с освобожденными заложниками (под гипнозом) сориентировали спецслужбы на местности. Был построен макет аэропорта, на котором спецназ под командой полковника Ионатана Нетаньяху отрабатывал свои действия. Командование операцией под кодовым названием  «Thunderbolt» («Удар молнии») поручили бригадному генералу Дану Шомрону.

Вскоре в воздух поднялась группа самолетов: четыре «Геркулеса С-130» с раскрашенным в черный цвет десантом (150 человек) и автомобилями и два «Боинга-707» со штабом, центром связи и госпиталем. Эскадра пролетела над Красным морем, Сомали, Эфиопией и Кенией. Угандийцы были дезинформированы: израильтяне распространили информацию, что мол, в Энтеббе летит самолет с освобожденными палестинцами, а по прилете из одного из самолетов выехал черный «Mersedes» - копия машины Иди Амина.

Операция была проведена молниеносно: были убиты все террористы и 35 угандийских солдат, уже на 40-й минуте началась эвакуация заложников, а на 53-й - первый «С-130» поднялся в воздух. После того, как были сделаны фотографии лиц и сняты отпечатки пальцев убитых террористов, взлетели остальные самолеты. В ходе операции израильские десантники потеряли двоих убитыми, среди них был полковник Ионнатан Нетаньяху - брат будущего премьера Израиля Беньямина Нетаньяху. Двое заложников были убиты во время штурма, и одна заложница еще до высадки десанта попала в угандийскую больницу, в которой уже никогда не выздоровела…

В современной Уганде продолжает функционировать община абайудайа — это потомки тех, кто после 1971 года тайно исповедовали иудаизм. В 1980 году, через год после свержения Иди Амина, была проведена неофициальная перепись населения, результаты которой показали что 300 угандийцев готовы признать себя иудеями. Современная община (около семисот человек) живет в Восточной Уганде, в районах городов Палисса, Иганга и Мбале.

Поддержка Амином палестинцев и террористов, «Операция «Энтеббе» и  последующее вторжение угандийской армии в северную Танзанию (с целью вернуть часть исторической родины) сыграли роковую роль – на девятом году своего правления, 11 апреля 1979 года, Амин был вынужден искать убежища в Ливии.

Международное мнение против экс-правителя Уганды Иди Амина не было величественным Нюрнбергским процессом, оно было бесчинством новых «западных хозяев» в Сербии: все те надуманные обвинения в духе желтой прессы, которые продолжают приниматься на веру незнающими людьми (обвинения в людоедстве, массовых расстрелах, скармливании личных врагов крокодилам, убийствам журналистов, убийстве католического архиепископа и хранении его головы в холодильнике) рассыпались в прах: могущественнейшие разведки мира не смогли найти доказательств, просто потому что их не было. Следовательно, даже нельзя вести речь о том, насколько достойными были цели правительства, которое, мол, уничтожило множество людей – насколько можно судить, это «множество» - плод воображения всех тех, кто вовремя вспомнил о том, что лучший способ уничтожить противника, это оболгать его.

Так что, с одной стороны мы имеем синдром «Операции Энтеббе» (с тех пор Амина воспринимали не иначе как изувера), манию утраченной власти со стороны постколониального западного мира, мелкие племенные дрязги угандийских политиканов, которые были готовы ради власти поддержать любое обвинение…

…А с другой стороны был Иди Амин, последние десять лет проживший в Саудовской Аравии, читая на арабском и английском религиозные и исторические книги, боксируя и изучая каратэ. В 1989 году, предприняв неудачную попытку со стороны Конго-Заира вернуть власть в Уганде, он не сдался, и сказал французскому журналисту: «Борьба продолжается, и закончится она либо победой, либо моей смертью». Иди Амин Дада ушел из жизни 16 августа  2003 года.

В Уганде я купил книгу о современной истории этой страны, на последней странице которой можно прочитать о том, что Амин для Уганды был словно Ленин для России. Неправда: в XX веке можно провести параллель только со Сталиным – как и русский правитель, Амин был по крайней мере неоднозначен. Нельзя не упомянуть, что отношение современных угандийцев к «большому папе» разное: многие в Уганде продолжают любить человека, который в условиях Холодной войны умудрился довольно долго показывать Западу самую настоящую «кузькину мать»…

С 1979 года в Уганде сменилось несколько правителей, пока к власти не пришел нынешний президент - Йовери Мусевени. Это произошло в 1986 году, когда партизаны Национальной армии сопротивления под его руководством вторично сместили военного правителя Милтона Оботу (как мы помним, впервые это сделал Иди Амин). Сместили… и поставили Мусевени в качестве такового. Лишь недавно его правительство провело президентские выборы, - в условиях запрета политических партий и отсутствия других кандидатов на пост: политические партии в Уганде запрещены по сию пору, - как разжигающие этнические противоречия. Все угандийцы состоят членами Движения национального сопротивления, которое возглавляет Йовери Мусевени. Руководители Движения подчеркивают, что в отличие от прежних партий, созданных на религиозной и этнической основе, их организация открыта для всех угандийцев. Президент официально пригласил вернуться в Уганду всех индийцев, пообещав передать им собственность, конфискованную в годы правления Амина.

В 1993 году на территории «ориентированной на демократические ценности» Уганды были восстановлены монархические институты  Буганды, Баторо, Буньоро и Бусоги, жители которых избрали себе правителей. Исключение составило Анкоре, поговаривают, потому, что у них уже есть монарх, он же – президент Уганды. Таким образом, как и во всем мире последующие правители делают себе имя на том, что отрицали предыдущие…

Современная Уганда




В современной Уганде неоднозначная внутренняя обстановка, и сложная внешняя политика.
С севера, юга и запада – за во многом символической границей - страну окружают гражданская война в Судане, недавно замирившаяся после грандиозной резни (хуту решили физически уничтожить аристократов-тутси) Руанда и Конго-Заир, в котором помимо собственных повстанцев, контролирующих значительную часть огромной страны, осели воинственные тутси, мечтающие об объединении всего Межозерья в великую державу.

Внутри страны поговаривают о притеснении инакомысялщих, но похоже, это притеснение носит в основном характер охранения государственного спокойствия, которое сильно нарушено на севере страны, где плавно перетекая из Уганды в Судан и обратно разместилась «Армия Спасения Господня», во главе с бывшим католическим катехизатором Джозефом Кони и Раске Луквийей. Так как уже несколько лет войска не могут (не хотят?) справится с этой организацией, носящей одновременно религиозный, политический и военный характер, то недавно Мусевени предложил ее лидерам амнистию в случае заключения мирного соглашения. И это несмотря на ордера на их арест, выданные Международным уголовным судом еще в 2005 г. («за преступления против человечности и военные преступления»). 1 августа 2006 года Кони объявил перемирие, а 12 августа Луквийа погиб в бою, что к концу месяца привело к официальному прекращению боевых действий. Однако, уже в сентябре мирные переговоры зашли в тупик из-за вопроса об ордерах на арест, и в октябре правительственные войска возобновили наступательные действия против повстанцев. Так и существует север Уганды, с «Армией Господней», периодически нападающей на «поддерживающих преступное правительство» деревенских жителей (с отрезанием конечностей) и правительственной армией, проводящей карательные операции. «Погибло столько-то мирных жителей», а через несколько дней: «уничтожено столько-то повстанцев»… Кроме человеческих потерь, ситуация в Уганде характеризуется массовым беженством – бегут люди самого разного возраста, но особенно много детей – именно их повстанцы забирают в свои ряды, для того, чтобы сделать из них убийц. Поэтому они сначала бегут в города только на ночь, а потом уходят со своей малой родины навсегда…

Я не зря упомянул о религиозных корнях этого движения – все это тесно связано, и в начале нашего столетия вслед за «Армией сопротивления Господня», которое основывает свою борьбу с правительством на десяти заповедях, возникло и чисто сектантское «Движение за возрождение десяти заповедей Господних»  Здесь есть своя логика – как «Армия» борется с правительством и расстреливает католическое священство за их «неправедность», так и «Движение» было основано как ориентированное на возвращение к утерянному благочестию. Глава этой секты угандиец Джозеф Кибветере родился в 1932 году, и когда-то был учителем в римо-католической школе. В 1984 году он объявил, что является визионером и регулярно общается с Христом и Божией Матерью, благодаря чему понял, что небходимо восстановление истинного смысла десяти заповедей, конец света близок и спасутся только члены вновь создаваемого общества. Его помошниками стали два бывших католических священника. Члены секты представляют собой яркий пример того, как традиционные верования теряют авторитет и замещаются неверно понятым христианством. Угандийское общество продолжает поиск новых идеалов, в разных местах страны время от времени происходит новое самоубийство членов секты. В 2000-2002 годах были обнаружены захоронения порядка 900 его членов, сожженных в храме. Это стало вторым по количеству погибших массовым самоубийством  в современной истории (правда, рассматривается и версия насильственной смерти некоторых сектантов). Первым считается гибель 914 участников секты в 1978 году (Гайяна).

Наряду с католицизмом, протестанством, исламом и язычеством, в Уганде значительное место занимает и православие.  Пожалуй, самой серьезной параллелью между Россией и Угандой является именно апостольская вера.

Я, летевший из Каира в Энтеббе с митрополитом Кампалы и всея Уганды Ионой, не могу не рассказать о том, что в Уганде 1,5 млн православных верующих, духовное руководство которых находится в пригороде Кампалы Намунгоне. У церкви 80 приходов, во многих из которых пока нет ни священников (они управляются катехизаторами), ни храмов (в Намунгоне стоит каменный собор во имя святителя Николая, до появления которого строили церкви-мазанки; землю вокруг собора Церковь получила в дар от правителя Буганды, а при митрополии появилась больница, к ней приписали всех жителей этой местности), ни взрослых прихожан (основная их масса - дети-сироты; СПИД и гражданская война, активно пользующая детей-воинов продолжают пополнять их ряды).

Служба в угандийской церкви ведется на греческом, английском или на луганда. Как и во всех местных церквах православного мира здесь наличествуют свои обрядовые особенности: так, исповедь не считается обязательной перед принятием Тела и Крови Христовых (это видимо, влияние протестантизма), а во время поста здесь не едят соли: исключение пищи животного происхождения никаким ограничением не является, так как мясо в деревнях едят редко.

Когда в 1995 году первая журналистка из России, решившая написать статью о православии в Уганде Анна Пальчева (в сопровождении фотографа Никиты Машкина) взяла интервью у митрополита Кампальского и всей Уганды Ионы, стала ясна история формирования местной православной церкви. Митрополит - православный в третьем поколении, его дед был одним из тех искателей истины, с которых началась история православия в Уганде. В 1919 году англиканин по имени Ребейн Мукаса взыскуя истины, альтернативной той, что преподносят католики и протестанты, которые, мол, вечно  борются друг с другом, обнаружил в словаре слово «Orthodoxy» («Православие») и заинтересовался его значением. Он входил в группу ищущих африканцев, которая состояла из четырех человек, среди них был и дед нынешнего митрополита – будущий священник Обадия Басаджикитало. Они начали рассылать письма по всему миру с вопросами о Православии, одно из которых дошло до американца африканского происхождения Александра Макгвайра, который направил их к униатскому епископу Джорджу Уильяму Александру, что жил в Южной Африке. Затем, уже в начале 1930-х годов, они нашли священника из Константинопольского патриархата, который ездил по Африке и крестил греческих младенцев. Он посоветовал им куда обратиться, для того, чтобы обрести официальный статус, и так в 1959 году Угандийская Православная церковь вошла в состав Александрийского патриархата, которому традиционно принадлежит право окормления православных в Африке. В Уганду был направлен епископ Николай, митрополит Кампальский и всей Восточной Африки. С тех пор угандийское православие растет в тесной связи с североафриканскими приходами и налаживает связи с русской Православной церковь. Так, сайт Милосердие.ru провел сбор пожертвований для Угандийской церкви, которых пришло неожиданно много, среди них вязаные детские варежки – ночи в горной Уганде холодные, а кто как не дети нуждается в помощи и заботе.

Уже вернувшись в Москву, я с оказией передал в Уганду видеокассеты, которые митрополит Иона некогда дал Анне Пальчевой для написания статьи, вызвавшей неподдельный интерес среди читателей журнала «Нескучный сад». Помню, я сам купил этот номер в Иоанновском монастыре на Китай-городе именно увидев анонс статьи об Уганде, в которую давно хотел съездить.
Мечты сбываются, и остается пожелать «Жемчужине Африки» (У. Черчилль) мира, независимого мышления и поменьше малярийных комаров.


Tags: Материалы, Уганда
Subscribe

  • Потеря багажа

    Автор: Александр Волков Новенький аэробус "Французских авиалиний" наконец-то поднялся в январское небо Парижа и взял курс на восток.…

  • ДОЛГАЯ ДОРОГА ДОМОЙ

    Автор: Александр Волков Собирая материал, я две недели спрашивал людей: «А вы пойдете на лекцию, где будут рассказывать о том, что делать,…

  • "Половая эволюция" - из отчетов путешествия по верховьям Амазонки

    Автор: Дмитрий Алешкин Историк. Специалист по Южной Америке, инструктор школы Выживания. ...Еще одно размышление, на которое меня натолкнуло…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment